В музеях Самарканда

В музеях Самарканда Фото: А. Харитонов

Самаркандский музей истории культуры представляет сегодня любознательному взгляду двенадцать экспозиций. Две из них - «Краски Родины» и «Сиянье нежного фарфора» - временные, открывшиеся лишь в минувшем месяце.

На выставке фарфора представлены образцы из музейного фонда, охватывающие период с конца ХIХ века до наших дней. Среди них изделия знаменитого фарфорового завода Товарищества М. С. Кузнецова, не менее популярного некогда предприятия Ф. Я. Гарднера. Есть и редкие экспонаты китайского происхождения, и продукция Ташкентского, Самаркандского фарфоровых заводов.

Знакомство началось издалека, с беседы с заведующей отделом искусства Сафурой Рузимуратовой, где получила базовую информацию, узнав много нового о, казалось бы, привычных чашках, блюдцах, сахарницах. О том долгом пути, который предшествовал их появлению на наших столах. И уже потом, в сопровождении опытного экскурсовода Гульбахор Абдурахмановой, отправилась наслаждаться красотой.

Удивляться и восхищаться было чем. Вот, хотя бы, этой, изысканной вазой из Поднебесной, украшенной традиционной многосюжетной росписью. А пиалки?! Те, которые будто парят в воздухе, подвешенные в стеклянной витрине на нитях. Если включить подсветку, то на тончайших боках засияют окошечки-зёрна. Гульбахор объясняет, что мастера закладывали в сырьё для создания подобного эффекта рисовые зёрнышки, которые удалялись после обжига, оставляя нежнейшие просветы.

Величаво расположилось овальное блюдо – гость английский - судя по форме и размеру для подачи рыбы. Можно увидеть редкие теперь столовые комплекты с маслёнкой, сливочником, сахарницей, с пузатой супницей от русских мастеров кузнецовской и гарднеровской «школ». А до чего же хороша хлебница, покрытая ажурной салфеткой – салфеткой… фарфоровой! Смотришь и грустишь о том, как упростился наш быт…

Экскурсовод будто читает мысли: 
- Экспозиция во многом рассчитана на молодёжь. Увы, нынешнее время –скоростей, спешных дел и нагрузок – диктует перекусы на ходу, примитивную сервировку. Крюшонницы, соусницы, сливочники, супницы редко в какой семье выставляются на скатерть, используются в обиходе. Потому студенты, учащиеся колледжей с большим интересом знакомятся с этой экспозицией. Впрочем, люди пожилого возраста тоже простаивают подолгу у экспонатов, возможно, они будят у них воспоминания.

Любопытная деталь: к началу ХХ века российские производители всё смелее становятся в выборе цвета, как бы отступают от классических традиций, завоёвывая азиатский рынок. На сверкающей белизне фарфора кобальтом, пурпуром пишутся букеты, медальоны с цветами шиповника, виноградные гроздья, незабудки, щедрая листва.

Впрочем, и нам есть чем гордиться – современное искусство фарфора представлено достаточно. Нельзя обойти вниманием продукцию мастеров ташкентского и самаркандского фарфоровых заводов. Здесь и «пахтагуль», и «чинар», и «гранат», и «нилуфар», исполненные национальной колористики и орнамента сервизы, так полюбившиеся узбекистанцам и их гостям, Уверена, каждый задержится и у тех витрин, где представлено творчество самаркандских художниц Лидии Семёновны Туркевич, Софьи Фёдоровны Раковой.

В общем, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. И добавлю, что эта выставка хоть и мала (всего 160 экспонатов, прежнее здание музея на Регистане позволяло открыть взгляду гораздо больше), и приютилась вразнобой на первом этаже, в холле, но явно опровергает стихотворные строки:

И тонок, и красив фарфор, конечно,
Но служит он весьма не долговечно.

К сожалению, газетная площадь не позволяет пересказать все перипетии, выпавшие на долю утвари из фарфора, прежде чем стать тем, без чего сегодня трудно представить горки, стенки, серванты, чаепитие, будничный обед или праздничный банкет. Скажем только, что всё это изобилие в древности было редкостью и впервые пришло к нам по Великому Шёлковому пути. В период правления Амира Темура именно по нему, наряду с бумагой и шёлком, доставлялся диковинный товар. Местные мастера пытались производить фарфор, но чаще изготавливали керамическую посуду, декорированную белой глазурью в подражание китайским оригиналам, называя её «чини» (дословно «из Китая»). Популярность была столь велика, что Мирзо Улугбек построил в местечке Боги Майдан близ Самарканда дворец Чиннихона (фарфоровый дом).

Кстати, в русский язык слово «фарфор» пришло от персидского «фахфур» - так персидские купцы называли китайскую посуду из белой полупросвечивающейся керамики, которой они торговали в Европе. Английское название фарфора – porcelain (пОрслин), порцеллан или порцелин произошло от итальянского слова porcellino (порчелИно), что переводится как «поросёнок». Есть и ещё значение - ракушка. Во времена разгадывания секретного рецепта фарфора итальянцы предполагали, что именно эти морские раковины, добавленные в керамическую массу, придают фарфору его неповторимые свойства.

Адрес музея: г. Самарканд, ул. М. Улугбека, д. 148 (остановка "Поворот")

Галина ТРОИЦКАЯ.

Контакты

Если вы хотите получить больше информации, свяжитесь с нами по электронной почте или заполните эту форму.

info@samcity.uz

Информация

Виртуальные туры (экскурсии) в музеи Самарканда. Все самые известные и величайшие достопримечательности и музеи Самарканда теперь в 3D.